15
октября

Как научить ребенка управлять собой


Как научить ребенка управлять собойНаша сегодняшняя беседа — не о чтении или рисовании, не об учебных навыках будущего школьника. Она касается той сферы, которую воспитатели называют словом «поведение». Но ведь и этому надо учиться...

Почему маленькие дети бывают такими непослушными? Почему их так трудно приучить к порядку, дисциплине, организованности?

— Посиди, пожалуйста, спокойно, Петенька,— просит четырехлетнего сына мама,— а я пока поговорю с тетей Надей, хорошо?
— Хорошо,— с готовностью соглашается Петя и покорно садится на скамейку, но уже через минуту оказывается под скамейкой, где такие интересные камушки и стеклышки...
— Я тебе сказала: посиди спокойно хотя бы минуту! — возмущается мама.
Петя опять садится на скамейку с полными камней карманами и с явным намерением сидеть спокойно. Мама с тетей Надей продолжает разговор, но через минуту оглядывается. Так и есть, сын стоит ногами на скамейке, пытается залезть на ее спинку и достать листики на дереве!
— Что ты делаешь?! Нельзя грязными сапогами, здесь же люди сидят! И свалиться можешь! Просят же тебя, посиди спокойно, а потом пойдем дальше гулять!
Мальчик с еще большей готовностью садится и собирается ждать. Мама настороже, она снова оглядывается. Что такое? Пети нет ни на скамейке, ни под ней, ни даже рядом с ней... Куда он делся? Обе женщины пускаются его искать и вскоре находят возле дерева. Оказывается, он увидел кошку, стал ее догонять, а она залезла на дерево. Здесь уж следует взрыв:
— Ты не хочешь для меня хотя бы минуту посидеть спокойно! Я с тобой целый день вожусь, а ты?! Ты же обещал посидеть спокойно! Я не могу с подругой поговорить из-за тебя?!
А Петя искренне хотел бы (для мамы!) посидеть спокойно. Да не может! Он готов быть послушным. Да не умеет!

Вот и первый ответ на наше «почему»: малыши бывают такими непослушными, потому что не умеют владеть собой, управлять своим поведением.

А что значит это «управлять»? Многое: уметь выполнить указания взрослого, спланировать свои действия, следовать нормам и правилам поведения, быть в состоянии сосредоточиться на каком-либо деле и довести его до конца. Что же объединяет эти столь разные формы поведения?

По-видимому, основное и главное в управлении, овладении своим поведением сводится вот к чему: уметь остановить то, что происходит как бы само собой, задержать импульсивный ответ на тот или иной раздражитель, преодолеть сложившийся стереотип поведения, не отвечать на то, что вызывает привычную реакцию. Петя, который кидается то за камушком, то за кошкой, действует вовсе не по своей воле, а как раз «по принуждению»: им управляют внешние впечатления — подвернувшиеся под руку вещи и обстоятельства. И способность задерживать автоматическую, стереотипную реакцию на эти обстоятельства — дело непростое, пусть даже надо просто сидеть на месте; ведь «удержаться от соблазна» без специальных усилий и внутренней работы над собой едва ли удастся.

Но как нам понять, является ли какое-нибудь действие ребенка произвольным (то есть произведенным сознательно) или непроизвольным? Приглядимся: каковы его сложившиеся, привычные, стереотипные формы поведения? Произвольным и непроизвольным, в зависимости от наличных способностей и навыков ребенка, может быть одно и то же действие. Например, чтение вывесок на улице для малыша, который еще только учится читать,— действие в высшей степени произвольное, оно требует немалых усилий. А для школьника, который уже легко читает, это действие протекает автоматически, без усилий, и порой его нужно остановить, потому что оно отвлекает от какой-нибудь мысли или разговора.

Или еще пример — пользование ложкой. Для совсем маленького ребенка это, конечно же, произвольное действие: нужно заставлять себя, контролировать, не делать то, что нельзя, но что «само собой получается» (не залезать в тарелку рукой, не стучать ложкой по столу, не размахивать ею и т. д.). А через два-три года то же самое действие никаких трудностей не представляет, порой при виде варенья рука сама, непроизвольно тянется к ложке и нужно уметь остановить ее, чтобы потом не было неприятностей...

В каждом возрасте есть свои, наиболее характерные, привычные формы поведения и свои особенные средства преодоления этих стереотипов. Вот хотя бы у нашего непослушного Пети. Он дошкольник, а для дошкольного возраста сущность произвольного поведения — в умении преодолеть зависимость от того, что ребенок видит и воспринимает «здесь и сейчас». Для малышей любые вещи и предметы, окружающие их, притягательны, зовут с ними познакомиться. Если ребенок видит куклу, он непременно подойдет к ней и возьмет в руки; если на столе лежит конфета, он ее потянет в рот. Сами вещи, находящиеся в поле зрения ребенка, как бы диктуют ему, что надо делать; сама окружающая ситуация руководит его движениями и действиями. И никакие указания взрослого (не брать, конфету, не трогать куклу), как правило, не помогают.

Можно много раз просить и уговаривать ребенка сидеть спокойно, убедительно обосновывая свою просьбу (как это делала мама), и он, конечно же, согласится с вами (как это делал Петя) и пообещает смирно сидеть. Но как только он увидит что-то для себя интересное (камушки, листики или тем более кошку), его поведением будет управлять уже не данное маме обещание, а вот эти более ощутимые и реальные предметы. И вовсе не потому, что он решил нарушить обещание и сделать все по-другому, а потому... Впрочем, сам Петя никогда не ответит, почему он побежал за кошкой, а не сидит спокойно на скамейке — он еще не может контролировать и анализировать свое поведение.

Оттого-то нам часто и не удается усадить малыша за какое-то серьезное и поначалу для него самого интересное занятие. Вот взрослый объясняет что-то, показывает, как решать задачу или как сделать что-то из бумаги. А по оконному стеклу ползет муха, а рядом лежат карандаши... И эта муха или эти карандаши захватывают внимание ребенка: он долго и пристально смотрит на окно, пытается поймать муху или перекладывает карандаши в коробке (а они гремят и падают на пол). Естественно, все объяснения проходят мимо ребенка, хотя он может даже не нарушать дисциплину. И порой такой «ученик» очень даже хочет научиться складывать из бумаги что-то занятное, но не может владеть собой. Его действиями руководит «быстротекущая жизнь» вокруг него. А поскольку в ней каждую минуту что-то да происходит — как сосредоточиться?

Преодоление этой притягательной силы вещей и обстоятельств и составляет суть «работы над собой» в дошкольном возрасте.

Но как же можно все-таки заставить ребенка делать то, что мы считаем для него нужным и полезным, или хотя бы просто посидеть спокойно? Самые простые способы, вероятно, всем известны: например, оградить малыша от лишних предметов, убрать все, что может отвлечь от полезного занятия. Или наоборот: дать в руки какие-нибудь интересные и безобидные предметы, которые могут на время занять его (картинки, пуговицы, палочки и пр.); это поможет ему какое-то время посидеть спокойно и не приставать к родителям. Так мы и делаем, когда нам нужно заняться своими делами, а ребенок нам мешает. Но все это меры, помогающие нам, взрослым, но нисколько не помогающие самому ребенку. Он от этого ничуть не становится хозяином своих действий.

Научить ребенка действительно управлять собой — дело значительно более сложное и длительное; это научение непременно требует участия и соучастия взрослого. Именно в отношениях с ним ребенок только и может обрести навыки произвольного действия. А основным нашим и его орудием будет речь.

Речь возникает в жизни ребенка как средство общения со взрослым и первоначально служит только для этого общения. «Не трогай, встань, иди сюда»,— говорит взрослый, и маленький ребенок уже ведет себя не непосредственно так, как диктуют ему окружающие предметы. Их «повелительность» отступает перед могуществом слов взрослого.

Позже и сам ребенок начинает «управлять» взрослым с помощью речи. Он уже не кричит, не тянется к нужному предмету, а говорит: «Дай, достань, пойдем гулять». Потом ребенок начинает управлять уже и собой: он планирует во внутренней речи свои действия и руководствуется этими сформулированными в словах целями и планами, а не попавшимися под руку предметами. Такова, в общих чертах, логика формирования произвольного действия.

Однако на практике поведение ребенка далеко не всегда совпадает с этой идеальной моделью. Дело вот в чем: большинство детей четырех — шести лет активно владеют речью, когда общаются со взрослыми и со сверстниками, но еще не могут с помощью слова управлять своим поведением. Это происходит потому, что речь малыша, даже если она достаточно хорошо развита, может долгое время быть связана с конкретной ситуацией. Ребенок может внятно объяснить, что ему нужно, подробно и красноречиво говорит о том, что он делает, но от того, что происходит с ним здесь и теперь,— ни на шаг. Речь при этом как бы сплетена с конкретной ситуацией и потому не может служить средством формирования произвольного поведения.

Как видим, далеко не всякое речевое общение помогает ребенку овладеть собой. Для этого нужно такое общение, которое выводит его за пределы ситуации, в которой он находится в данный момент. Ведь речь обладает могучим свойством: она может как бы «оторвать» ребенка от сиюминутной реальности и перенести в другой, не воспринимаемый, но тоже вполне реальный мир, в котором он начинает жить и действовать. Как это происходит?

Уже с первых лет жизни ребенка в простых, незатейливых разговорах мы «растягиваем» время и пространство, в которых он живет. Например, бабушка говорит за ужином: «А помнишь, Митенька, как ты вчера на улице в мячик играл, а собачка тоже за мячиком побежала...» И сразу перед глазами мальчика возникает вчерашняя история с мячиком, которая, может быть, и стерлась бы в памяти, если б о ней не напомнили. Он начинает переживать ее заново, представляет то, чего он не видит сейчас.

«Вот сейчас поедим и пойдем сказку по телевизору смотреть»,— говорит мама, и малыш уже весь устремляется в это близкое будущее, к своей любимой передаче.
«Завтра мы пойдем в зоопарк»,— говорит папа, и перед малышом начинает маячить призрачное и желанное завтра с медведями и бегемотами, которое затмевает его сегодняшние интересы.

Напоминая детям события их недавнего прошлого и приоткрывая перед ними их будущее, мы как бы растягиваем их жизнь во времени, выводим ее за пределы текущего момента. Поэтому в разговорах с ребенком очень важно планировать его жизнь, обращать его к тому, что с ним было и что будет, чтобы эта жизнь представлялась ему не случайным набором разрозненных фрагментов, но связной цепочкой зависимых друг от друга событий. А это первый и очень важный шаг к самостоятельному планированию собственных действий.

Такое общение ребенка со взрослым начинается довольно рано, едва только малыш научается говорить. Сначала оно вкрапливается очень короткими фрагментами в действия ребенка и относится в основном к этим конкретным действиям: пойдем, посмотрим, почитаем, помнишь, мы видели и т. п. Примерно к пяти годам такое общение становится более развернутым и продолжительным, а главное — познавательным. Началом познавательного общения можно считать вопросы ребенка, в которых он пытается выяснить причины и следствия каких-то событий, объяснить для себя окружающий мир: «Почему луна не падает с неба?», «Почему курица не летает, когда у нее крылья есть?», «А если Пушкин умер, то почему тогда сказки Пушкина?»
Появление этих вопросов — очень важный шаг в жизни ребенка. Он означает, что дошкольник живет теперь не только в данной конкретной ситуации, но в более широком мире. Его теперь интересуют не только игрушки и конфеты, но и такие предметы и явления, которые находятся вне круга его сиюминутных действий и желаний. И взрослый, отвечая на эти вопросы, не только обогащает ребенка нужными знаниями, но и формирует у него способность думать, освобождает его от постоянного давления окружающей предметной ситуации, а стало быть — помогает ему учиться управлять своими действиями.

Однако значительно большее влияние на способность ребенка владеть собой, своим поведением оказывают не просто разговоры на познавательные темы, а общение, которое можно назвать личностным. Взрослый и ребенок разговаривают о людях, о человеческих отношениях — о состояниях, предпочтениях, побуждениях, поступках... Важно, чтобы маленький человек задумался над человеческими проблемами, пытался сравнивать, анализировать, выражать в разговоре свои размышления. Важно также, чтобы он учился не только высказываться сам, но и слушать других, понимать чужие размышления и оценки, правильно отвечать на вопросы о себе.

Но какое отношение такие задушевные беседы имеют к способности ребенка управлять собой? А вот какое.

Мы уже говорили, что суть управления поведением — в преодолении зависимости ребенка от власти предметов, находящихся перед глазами или под рукой. Такое освобождение как раз и происходит лучше всего в речевом общении на личностные темы. Разговаривая со взрослым о событиях своей жизни, о своих отношениях с друзьями, о своих или чужих привязанностях и интересах, ребенок должен обязательно сосредоточиться на теме разговора. Причем эту тему он не может увидеть или потрогать, ее даже на картинке изобразить невозможно. О ней можно только размышлять и выражать свои размышления в словах. Ребенок таким образом «отключается» от окружающей обстановки, «освобождается» от ситуации, преодолевает зависимость поведения от предметов.

И еще одно важное свойство такого общения, помогающее развить произвольность поведения у дошкольников. Чтобы управлять каким-либо собственным движением или действием, нужно обязательно это действие (или движение) чувствовать, осознавать, то есть иметь представление о нем. Произвольное действие всегда осознанное (в самом деле, как можно делать то, о чем ничего не знаешь?).

Правда, у взрослых людей бывает, что высокие уровни сознания и самосознания далеко не всегда сопровождаются волевыми поступками. Но у детей другие проблемы. Очень часто дошкольники действуют неосознанно. Они погружены в свою игру, что-то делают с окружающими предметами. Но что именно — они сами могут не знать, потому что их действия проходят как бы мимо их сознания. Если спросить такого ребенка, что он делал полчаса назад, он, вероятнее всего, ответит «не знаю», в лучшем случае скажет «играл». Но во что, как, почему — он не знает. И не потому, что он забыл или ему трудно объяснить это другому. Нет! Он действительно не знает, не замечает, что делает; он находится как бы внутри этой ситуации и не видит, не чувствует себя.
Так вот, повторяю, помочь ребенку осознать себя и свои действия может только взрослый. Общаясь с ребенком, мы постоянно направляем его внимание на самого себя: что ты делаешь? какое у тебя настроение? почему ты так сделал (или сказал)? что будешь делать потом? Значит, ему необходимо заглянуть в себя, попытаться осознать свои действия, свою позицию, свои намерения. И это главное в таких вопросах — побудить, заставить малыша задуматься о себе, о своих действиях, сформулировать (а тем самым и формировать) свое собственное отношение, намерение. Может быть, если бы мы не прерывали действия детей и не задавали им этих достаточно сложных и неожиданных вопросов, они так бы играли в «то, не знаю что»...

Поэтому и полезны разговоры с ребенком о том, что, почему и зачем он делает, что ему нравится, чего он хочет, что собирается делать и т. д. Отвечаяна эти вопросы, он узнает и осознает себя, учится контролировать свои действия. Конечно, отвечать на эти вопросы для дошкольника очень трудно. Сначала дети стремятся уйти от них и отвечают формально, односложно: гулял, играл, не знаю и т. д. В этом случае взрослый должен помочь ребенку. Можно напомнить ему, что он делал раньше, допустим, вчера: во что и как играл с приятелем, чем занимался, когда вчера гулял. Можно предложить разные варианты объяснения его собственного поведения: ты меня просишь почитать потому, что не можешь ничем заняться сам, или тебе интересна эта книжка, или ты хочешь побыть со мной? Можно растолковать ему его будущие действия: ты должен убрать кубики, чтобы твоим куклам можно было танцевать...

Постепенно ребенок понимает, что задача не так уж сложна и он может развернуто ответить на любой вопрос взрослого, если только задуматься, сопоставить свои прошлые, настоящие и будущие действия. Привыкнув к подобным вопросам и научившись содержательно отвечать на них, ребенок рано или поздно начнет задавать их себе сам, а значит — осознавать, а потом и контролировать свое поведение.

Тот факт, что способность детей к речевому личностному общению тесно связана с умением владеть своим поведением, доказан нашими наблюдениями и экспериментами. Те дети, которые содержательно и развернуто рассказывали о себе, обсуждали свои действия и действия других, высказывали свою оценку, и в поведении отличались: могли дольше других ждать, сдерживая свои непосредственные желания, были более сосредоточены и настойчивы при решении различных задач, меньше отвлекались на занятиях.

Правда, здесь есть одна опасность: истинное, настоящее личностное общение может превратиться в формальный, поверхностный разговор ребенка со взрослым. Вроде бы ребенок правильно отвечает на все вопросы о своих друзьях (дружу с Петей, он хороший) или о своем вчерашнем дне (гулял, кушал, спал)... Но за этими ответами стоят лишь стереотипные представления и банальные речевые обороты, которые не требуют какой-то мыслительной работы, осознания себя. Получается, вместо старых двигательных стереотипов поведения сложились новые речевые. Если раньше поведением ребенка управляли предметы, сейчас им управляют слова.

Как избежать этого? Очень важно следить, чтобы общение с ребенком не было формальным. Пусть он знает: стереотипные ответы взрослым не поощряются. А самое лучшее — чтобы вообще они были невозможны. Конечно, это трудно, но стоит постараться. Например, на вопросы, нравится ли это или другое, чего бы хотел ребенок в тот момент или больше всего на свете, почему и зачем поступил именно так, а не иначе и т. д., взрослый не должен принимать формальных, примитивных ответов (да, нет, нравится, не нравится). Пусть ребенок подумает и ответит развернуто, «от себя». Дети даже в дошкольном возрасте могут достаточно правильно и точно отвечать на такие вопросы.


Поделиться с друзьями:

Другие новости по теме: